Екатерина Кононова

Персональный бренд, бизнес-пикап и немного личного

Желания, которые разъели тебя изнутри.

— Да ты просто гребанный наркоман, который парит людям мозги!, – Петр не выдержал и начал орать на Митю. – Твои лекции – это просто бред после непросыхаемых трипов. Ты просто разводишь лохов и пытаешься сделать вид, что творишь правильные вещи.

– Ты серьезно собираешься это обсуждать при всех?

– Ох, какой ты сразу стал заботливым об окружающих! А когда ты решил увести мою девушку, то почему-то обо мне и том, что будет потом ты вообще особо не думал. Ты вообще понимаешь, чем тебе это грозит?

– Окей, как хочешь. Я тебе сейчас объясню свою позицию – но давай ты помолчишь хотя бы пять минут.

Остальные участники реалити с интересом наблюдали за пикировкой – и только одна Мари вжалась от страха в кресло, потому что казалось, что она единственная виновница произошедшего.

— Говори что хочешь, ты от этого обдофлбанным торчком не перестанешь быть.

— Ты хотя бы на одной моей лекции был? Нет. Ты пытаешься на меня спроецировать то, что есть внутри тебя, но от чего ты пытаешься внутренне откреститься. Что ты там мне сказал? Что я развожу лохов и пытаюсь казаться хорошим парнем? Похоже, это как раз история о том, чего ты себе не позволяешь. Постараюсь объяснить примером как раз из тех самых лекций, на которые ты никогда себе не позволил бы прийти. Представь себе шар – огромный полый металлический шар. Внутри него по всему пространству растянуты лески и на них нанизаны такие же маленькие блестящие шарики – по сути уменьшенная копия основного, в котором они все находятся. Каждый отражается в каждом и получается система отражений. Наш мир – это и есть такое же отражение реальности.

— Давай только без этого космоса, я тебе задал весьма конкретный вопрос про Мари.

— Если ты все-таки помолчишь и дашь мне закончить, то все поймешь. В общем, шарики отражаются в шариках и каждый считает, что он является главным, центровым элементом. Если ты больше любишь психологию, то это как раз про эго-центрирование. По сути ты получаешь то, что больше всего боишься или то, что является твоим истинным желанием. Верно и обратное – ты никогда не сможешь получить то, что говоришь, что сильно желаешь – потому что это на самом деле меньшее из того, что тебе на самом деле нужно.

— И с чего ты это взял?  – Алиса не выдержала и задала витавший в воздухе вопрос.

— Да потому что то, что тебе действительно нужно ты получаешь. Вот, например, ты – на какую минимальную сумму в месяц ты жила?

— Ээээ…Ну последние годы тысяч 150-200 минимум.

— И вот ниже этой суммы не опускалась, так? А ведь однозначно ставила себе какие-то цели типа «миллион» на Инстаграме. Но вот если у тебя до сих пор этого нет, а есть только мужчина, который не хочет на тебе жениться, то ты именно этого и хочешь.

— Что? Да ты вообще рот свой закроешь сейчас быстро!, – Эдгар вскочил с дивана и практически подбежал к Мите, но Алиса встала между ними.

— Хватит. Митя, я не просила заниматься своим анализом. Тем более, что ты ничего не знаешь про наши отношения.

Наташа хмыкнула в углу.

— А я, кстати, в этих дебатах на стороне нашего гуру. Если мужчина хочет жениться, он женится, а не делает секретное предложение и запрещает публично рассказывать, что вы вместе. Не удивлюсь, если кроме Алисы у тебя есть еще пара-тройка таких же «невест».

— Да ты вообще прошмандовка! Вешаешься на каждого мужика лишь бы он от тебя не сбежал через два дня!, – Эдгар начал перекинулся на владелицу тур-агентства. Та же уже была готова броситься на депутата с кулаками, но Митя взял стоящий на столе стакан и разбил его об стену. Все резко замолчали.

— Вы поняли что сейчас произошло? Каждый наткнулся на свои самые большие раны – внутренние страхи – и вместо того, чтобы их признать повесил на другого. Это же и есть то, что я пытаюсь вам донести. Я могу предположить несколько гипотез – только давайте без драк. – Митя сделал шаг назад и сел в пустое кресло рядом с Мари. – Только давайте мы сегодня назовем это пространство истинно открытым. И хотя бы один вечер снимем границы – и тем более, мне кажется – нам что-то подмешали в коктейли.

— У тебя, похоже опять глюки, – Петр немного успокоился и решил продолжить беседу.

— Ты же сам сказал, что я знатный наркоман. Я бы себя так не называл, но однозначно что-то подмешали в напитки. Так что нам остается или играть по правилам тех, кто это задумал, или придумать свои.

— Мне кажется, я тоже что-то чувствую, – Мари в первый раз подала голос. Поэтессе было безумно страшно, что она совершила нечто себе не свойственное – но за последние минут десять она физически стала ощущать какое-то внутреннее освобождение.

– Как бы я не хотел этого, но похоже он прав, – Женя посмотрел на компанию и продолжил – Я знаю эти ТВ-методы, их часто применяют чтобы потом франкентибинг сделать, ну типа фразы из разных кусков составить, чтобы получилось что-то сочное для камеры. Если они на это пошли, то мы уже однозначно не в одной команде. Так что давайте выберемся туда, где точно нет возможности нас снимать. Пойдемте хотя бы на дальнюю сторону пляжа.

Наконец-то до всех стала доходить ситуация и они молча встали и пошли за Женей. К телеведущему в компании относились уважительно и поэтому в подобной ситуации решили послушать его совета. Когда они добрались до узкого пляжа и устроились рядом с большими валунами, Митя снова продолжил.

–  Если возвращаться к твоему вопросу, Петя, то я все прекрасно осознаю. Я даже готов заключить с тобой пари, что если ты действительно вслушаешься, что я говорю, то к концу вечера ты согласишься со мной. Можешь включать свое критическое мышление на полную. Если я проиграю, то я запишу видео, где публично признаю то, в чем ты найдешь огрехи. Если ты согласишься со мной, то мы пожмем друг другу руки и ты оставишь нас с Мари в покое.

— Ты серьезно считаешь, что я поверю во всю эту чушь? Да вообще без проблем, у тебя нет шансов, – Петру понравилась идея растоптать противника публично.

— Окей. Кто еще готов? Суть проста – вы доверяетесь мне на несколько часов. А потом обсудим. Главное правило – честность, то есть мы на это время выключаем режим манипуляций и просто говорим, что у нас на сердце. Я уверен, что при других обстоятельствах никто бы из присутствующих никогда бы не согласился на подобное, но раз обстоятельства такие, какие есть, у нас есть выбор – или получить то, что хотят от нас организаторы, или создать свою игру.

— Ну а что еще тут делать, все равно мы застряли до утра, как я понимаю, — резонно заметил Эдгар.

— Я – за.

–  Я тоже.

–  И я.

— Окей, раз так – давайте начнем.

Необыкновенное согласие воцарилось среди сидящих на пляже.

– Итак, Петя, наш разговор начался с того, что ты заявил, что я увёл у тебя Мари. Могу предположить, что ты больше всего боялся бросить ее самостоятельно, когда встретил бы кого-то более привлекательного для себя – вывод этот я сделал на основе того, что Мари ушла от тебя, как ты выражаешься, ко мне. Но чтобы не ставить тебя в неловкое положение, я заодно спрошу тебя, Мари – боялась ли ты, что Петр уйдет при первой возможности к кому-то, кто будет его устраивать больше?

— То есть ты решил, сразу в пекло. Я не собирался уходить от Мари, — Петр постарался быть убедительным, но у него не особо хорошо получилось.

— Ой, тут и экспертом не нужно быть, чтобы понимать, что у тебя не было особых теплых чувств к Мари, – Наташа перебила предпринимателя. — Я никогда не видела, чтобы ты прикасался к ней.

— Это неправда. Я просто не показываю чувств на людях.

Мари сидела и до последней минуты пыталась решить, высказать то, что у нее накопилось внутри, или промолчать. Последняя фраза Петра вывела ее из себя.

— Ладно, если ты не хочешь признаваться, то я скажу – да, мне постоянно казалось, что я недостойна тебя. Что тебе нужен кто-то умнее и красивее. Ты же мне сам несколько раз говорил о том, что мне пора худеть, да вообще стиль мой лучше исправить с профессионалом.

— Ну если так оно и есть, — Петр решил, что все уже точно покатилось под откос и решил все-таки сказать правду. — Ты не выглядишь так хорошо, как могла бы. И ты слишком загоняешься по каким-то пустякам. А то, что раньше у меня были случаи, когда я уходил из отношений, потому что встретил кого-то еще – ничего не значит. Я пообещал себе что если такое в следующий раз начнет происходить – я перетерплю и останусь. Я же не мудак.

Митя посмотрел на Петра и взял слово.

– И было бы легко сказать, что Петя плохой, а Мари бедная несчастная девушка. А я разлучник-искуситель. Но дело намного глубже. Помните, я в отеле рассказал теорию про шарики в шаре? Если ее применять на практике, то все что мы видим дурное в другом – это то, что мы не принимаем в себе. Мари чувствовала себя никчемной, но не признавала это, поэтому Петр начал доказывать это своим поведением. Энергия, она же нейтральна. Наше сознание надевает на него ярлык – желаемое или избегаемое. Когда мы хотим что-то избежать, но не признаем это, то реальность нам это спокойно выдает. Если бы Мари признала бы, что считает себя недостойной нашего гуру бизнеса и нашла бы в себе силы сказать об этом ему, то вероятнее всего подобного результата не было, – Митя повернулся к Мари. – А так ты просто начала замечать в реальности то, что подтверждает твою теорию. Слова, какие-то микрореакции – наверняка, что-то было позитивное, что тебе говорил Петя тебе. Говорил же?

— Наверное. Мне казалось что он постоянно надо мной издевается.

— Я никогда над тобой не иронизировал, — Петр начал включаться в разговор. — Я вообще не думал, что тебя это так сильно волнует.

— И вот тут мы приходим к одной базовой вещи, которой нам всем не хватает. Тотальной честности. И это каждого здесь присутствующего касается. Зачем мы все пришли на шоу? И вот если искренне признаться, а не из головы говорить про охват, узнаваемость и фолловеров в инстаграме. Мы все боимся разоблачения, это наш самый большой страх и это параллельно наше настоящее, самое искреннее желание, иначе бы оно с нами бы не происходило. Люди видят нас кем-то особенными, значимыми – а мы пытаемся постоянно от этого внутренне откреститься, постоянно проверяя не разоблачили ли еще нас. Вот, признайтесь, кто изучает про себя комментарии в Интернете?

Один за одним все присутствующие подняли руки.

— И ведь вы все знаете, что это ни к чему хорошему не приведет. А знаете почему это происходит? Потому что кажется, что кто-то внешний знает больше, чем ты на сам на самом деле. Отчасти это так и есть – ведь порой вы читаете что-то и это никак не трогает. Ну вот, малая, скажи, если тебе скажут, что ты некрасивая, тебя это заденет?

– Нет, – даже в сумерках было видно, что Алиса улыбнулась и кокетливо поправила волосы.

– А если скажут, что тупая?

– Тоже нет. У меня три высших, просто о них никто не знает.

— Вот уж сюрприз, – Петр в недоумении посмотрел на Instagram-модель, он точно не ожидал, что она может демонстрировать хоть каплю ума.

– Окей. А вот если скажут, что ты просто девочка для секса, которых всегда держат в любовницах?

Алиса за секунду превратилась из самоуверенной выскочки в подростка, которому сказали, что вся школа знает, что тот по уши в кого-то влюбился.

— Натали, наша сердцеедка, ты уже отошла от того, что тебе сказал Эдгар в гостинице?

— Такое не прощают. Он оскорбил женщину не имея на это никакого права.

— Давай момент того, какие именно слова он выбрал для выражения своей мысли, упустим. Если я бы тебе сказал, что ты зациклена на идее брака и детей и в целом готова родить от кого угодно, лишь бы получить этот статус и маленькую копию себя – это что-то поменяло? Даже не так  – внутри тебя сейчас что-то произошло?

— Ммм…, — Натали так же как и всем присутствующим было тяжело признаваться в истинных внутренних состояниях – Меня бросило в жар.

— Тело — наш самый большой регулятор праведной жизни. Когда мы чувствуем что-то далекое от состояние блаженства и гармонии, значит, что-то происходит не то. Сомнение, например – это перепутье перед благостным действием и против совести. А вот каждый раз когда мы проглатываем свое истинное желание и не можем транслировать его в мир – мы отравляем свой организм изнутри. Вы читали ли истории тех, кто заболевал страшными недугами, а когда вылечивался полностью менял жизнь? Разводился, менял сферу деятельности, переезжал, делал что-то совсем себе не свойственное, и в итоге благодарил болезнь за последующую счастливую жизнь? Организм потихоньку нам говорит, мол, друг, ты делаешь что-то не то. Прислушайся. Даже с помощью таблицы психосоматики можно понять, что происходит. Например, Мари, ты спокойно перестала бы страдать хроническим насморком, если перестала бы себя постоянно жалеть. Но сейчас даже не об этом. А об энергии, которая если ты ее постоянно подавляешь, пытается дать пощечину. Кто-то не болеет, а попадает под машину. Или еще что происходит. Так что лучше сразу отслеживать такие процессы.

— И как это доказывает, что всем было выгодно, чтобы Мари ушла к тебе от Петра? —  Алиса пыталась поймать мысль Мити.

— Это только начало. Нужно отматывать до самого первого момента встречи. И вот здесь я прошу вам сейчас ответить максимально честно, даже если вам кажется, что это может быть неприятно второму человеку. Мари, Петя, вы готовы?

— Куда ж деться с подводной лодки.

— Вопрос простой, но для ответа нужно немного вернуться в прошлое. Для этого закройте глаза и вспомните вашу первую встречу. Где это было, что вас окружало, что вы слышали, что видели. Постарайтесь восстановить все детали. Вот вы увидели друг друга. Что говорит вам тело?

— Не знаю, вроде бы ничего.

— Зато мне видно, – Алиса сидела рядом с поэтессой и заметила кое-что. – Ты сильно поморщилась, как будто увидела что-то неприятное.

— А Петя отодвинулся от меня, – Женя понял, что ему не показалось и решил тоже рассказать свои наблюдения.

— Ладно, если честно, я реально не могла понять, о чем Петя говорил – я даже подумала, как же вообще с такими людьми можно долго общаться.

— Ну спасибо.

— Вы пообещали не обижаться. Давай теперь ты скажи.

— Ну Мари действительно не мой типаж внешности. Но из всех тех, кто сидел за столом, она была менее противной.

Мари непроизвольно скукожилась – как будто бы прикрывая себя от возможных ударов.

— В общем, что я хочу сказать. Если бы вы честно признались себе, а потом и партнеру, то изначально не было бы этих отношений. А так вы тогда начали друг на друга проецировать свои страхи, обиды и комплексы. Видеть в другом то, что не могли признаться себе. Пете казалось, что Мари давит, Мари казалось, что Петя недоволен ее внешностью, одно вытекало из другого и все привело к финалу, который опять же психологически всех мог бы устроить – не будь здесь камер. По сути Петр мог бы избавиться от тяготящих его отношений, при этом не испытывая чувства вины, Мари бы избавила себя от постоянного ожидания неизбежного по ее ощущениям финала. Но мы же на виду и нужно держать лицо – я почти уверен, что не грози это все публичным скандалом, да стереотипа «как должен вести себя настоящий мужчина», ты бы, Петя, этот разговор даже не поднимал.

— А тебе это зачем? — телеведущему становилось все более и более интересно, к чему это все приведет.

— Хороший вопрос. Думал об этом последние несколько дней. Я всегда боялся поступать неблагочестиво, как-никак за мой люди идут. Отрезал от себя этот путь и признал, что никогда не буду поступать некорректно по отношению к другим. И если вас это интересует, мы с Мари не занимались сексом. Все, что мы сейчас обсуждаем абсолютно платонически. Ну почти. В общем, я так сильно погрузил себя в страх неблагочестивой жизни, что вызвал ситуацию, где я со всех сторон занимаю позицию злодея.

— И какое решение? Если честно, пока что это похоже на какой-то непроходимый лабиринт, — Наташа тоже не могла отключиться от разговора.

— Единственный выход здесь как и всегда – признать свои внутренние желания, принять возможность отказа и после этого публично их признать. Я боялся совершить неблагостный поступок, а значит по-настоящему хотел это сделать. Сейчас я нахожусь перед выбором. И я сейчас при всех готов это совершить. Мари, готова ли ты пройти со мной путь, который однозначно не будет легким, но в котором я сделаю все со своей стороны, чтобы это было открыто и честно? Я не знаю, сколько это продлится – несколько недель или всю жизнь, но обещаю быть правдивым в своих желаниях и ценить твои. Сейчас я хочу забрать тебя из отношений с Петром. А что ты хочешь сейчас?

Присутствующие уставились на Мари. Конечно, со стороны это было что-то противоположное предложению руки и сердца – Митя прямо говорил, что не знает ничего и загадывать не может, но почему-то все ее существо встрепенулось.

— Я хочу быть с тобой. Хочу чтобы обо мне заботился кто-то. Хочу перестать писать печальную лирику. Хочу выдохнуть и закрыться от камер хотя бы на несколько дней.

— Спасибо тебе. Если ты позволишь, я возьму на себя организацию этого, – Митя остановился и повернулся в сторону, где сидел предприниматель. – Петр, теперь пришло время задать вопрос, к которому мы шли весь этот вечер. Можешь ли ты сказать, что важно тебе? Что хочешь ты?

— Если бы мне кто-то сказал, что я это произнесу даже пару часов назад, я бы точно ударил этого человека в челюсть. Но сейчас я могу признать – Мари, ты достойна лучшего. Мы не должны были даже начинать встречаться и каждый раз когда я думал о нашем расставании, я корил себя за эти мысли. Сейчас я вижу, что наши отношения никому не приносили удовлетворения и я вижу, какая ты другая, когда смотришь на Митю. Я хочу отпустить тебя. Я сам хочу побыть один. Хочу погрузиться в бизнес еще глубже, потому что мне казалось, что я трачу драгоценные часы работы на пустое времяпрепровождение чтобы «строить отношения». И еще – хочу пожать тебе руку.

Петр подошел к Мите и неожиданно вместо рукопожатия схватил его в объятия.

— Чувак, я ошибался. Ты действительно шаришь. Но если ты ее обидишь, я тебе твою эзотерическую головенку откручу, – Петр посмотрел в глаза Мите и рассмеялся.

 

1 Discussion on “Желания, которые разъели тебя изнутри.”

Leave A Comment

Your email address will not be published.